Daily Sport Main Image
09.01.2023

«Лобановский звал в Киев, я испугался. Мне сказали: «Дебилом надо быть, чтобы отказать!» Интервью помощника Карпина

Марсель АрзуманянBy Марсель Арзуманян

Михаил Осинов — человек, с которым ассоциируется «Ростов». За девять лет игры на Дону Осинов доходил до финала Кубка, вылетал из Премьер-лиги и тут же возвращался, становился капитаном, и, что важнее, — влюбил в себя фанатов. Сейчас Осинов помогает Карпину перестраивать «Ростов», и вполне успешно.

Карьера Осинова — не только «Ростов» и «Ростсельмаш». Истории с Урала, из Израиля, волгоградского «Ротора», договорняки, дочь и безумные тренеры — обо всем этом тренера расспросил автор Sport24 Марсель Арзуманян.

Знакомство с Федотовым, зарплаты в «Уралмаше» и вертолет на поле: вспоминаем Екатеринбург!

— Вы с главным тренером ЦСКА Владимиром Федотовым оба с Урала.— Соседи: в 30 километрах друг от друга родились! А лично пересеклись в 96-м в «Уралмаше». Потом я как игрок вернулся уже в «Урал» — а он там тренировал.

— Жесткость Федотова ассоциируют именно с уральским происхождением. Эти вещи взаимосвязаны?— Конечно. А что тут такого? Выругался где-то, не сдержался — зато понятно все! Он вообще дядька интересный, ха! В интервью всегда спокойный, а на самом деле… С Владимиром Валентиновичем можно посидеть, пообщаться, много интересного расскажет.

— Радик Ямлиханов называет Федотова лидером того «Уралмаша». Он прав?— Да, я-то туда пришел молодым, а там уже Ямлиханов, Федотов, Блужин. Вова капитаном был, ему по жизненному опыту полагалось быть таким [лидером].

— Вы как-то рассказывали, что поля для ваших игр чистили вертолетами. Это в Екатеринбурге?— Там в конце февраля играют в хоккей с мячом, а уже в начале марта — футбол. Загоняли солдат на поле, и те кирками ломали лед, потом выносили. Опускали вертолет на поле, он немного сушил. Сверху сухо — наступаешь, проваливаешься, что бутс не видно!

— Сколько зарабатывал футболист «Уралмаша» в 90-е?— 300 долларов. Тогда курс был один к пяти тысячам.

— Хватало?— Все на жизнь уходило. Я только женился — молодая симпатичная жена, траты… Помню, в первый сезон все матчи в Вышке отыграл, в Интертото — и получил премиальные: сумку налички. Не знал, что с ней делать.

— Вы были знакомы с Григорием Ивановым до того, как он стал президентом «Урала»?— Знал только, что мини-футбольная «Синара» — это его! Иванов болел этим. А к большому футболу вообще никакого отношения не имел. Я даже слышал, что ненавидел его. Но надо отдать должное: футбол в Екатеринбурге — благодаря Иванову! Он по-хорошему больной этим делом, бредит игрой.

Есть, конечно, небольшие «но». Если так сильно любишь футбол, надо довериться профессионалам. Не можешь же ты везде давать свои советы. Берешь главного тренера — доверься ему. Возможно, надо переступить через себя и не лезть куда нужно и не нужно. Команда барахтается внизу, потом всеми правдами-неправдами чуть поднимается, и потом опять.

— Сейчас поднялись в десятку.— Пришел Гончаренко, и они выдали, конечно! Но до этого где были, пока Шалимов тренировал? Иванов меня спрашивает: «Ну что, когда домой?» А что мне там делать? У меня родных в Екатеринбурге нет, только родители супруги. Аэропорт у нас в Ростове закрыт — как добираться? Мне с командой путешествий хватает — столько, сколько мы проехали, ни одна команда не проехала.

— Разве что «Краснодар» с «Факелом».— Ну вот, путешествуем на поездах по всей России.

«В 15 раз оклад вырос. Подумал: «Нихрена себе жизнь! Поперло!»

— Из Екатеринбурга вы почти на год переезжали в Израиль — в далеком 1997-м. Как вышло?— Уже тогда Рохус Шох звал в «Ротор». Но за пару сезонов до этого по этому же направлению уехал Веретенников, и там произошла неприятная ситуация. Президент «Ротора» Журавлев четко дал понять: «Куда угодно, Миша, только не в Волгоград. Даже не вздумай проситься». Туда не отпустили, зато отправили в «Маккаби».

— Они сами на вас вышли?— В те времена кто мог сам выйти? «Уралмаш» им предложил, они согласились. Там тренер был Авраам Грант, который потом «Челси» на финал Лиги чемпионов в Москву привозил! А когда-то меня уговаривал: «Не уезжай, пожалуйста, останься в Тель-Авиве». Но у меня два сумасшедших предложения было — от «Ротора» и киевского «Динамо».

Авраам Грант

— Об этом позже. Правда, что тогда же в 1997-м у вас были пробы в «Роду»?— Об этом только в интернете узнал! Мне, конечно, льстит: Голландия. Но даже разговоров не было про это! Дурость какая-то.

— Вы были готовы к переезду в Израиль? Вам же еще 22 не было.— Конечно! Меня встретил Александр Уваров — легенда советского и израильского футбола — под крылышко взял. На тренировку с ним, после тренировки с ним. Большинство евреев на русском разговаривали, комфортно было. Подписал контракт — ко мне и супруга прилетела. Вместе кайфовали.

— Что тогда знали о загранице?— Ничего. Мне дико было, когда увидел, что на игру они на машинах своих приезжают — никакого заезда! Приехал, отыграл — и уехал.

— Сильно оклад изменился после «Уралмаша»?— В 15 раз! Мне сразу сделали зарплату четыре с половиной тысячи долларов. А была всего 300 [долларов]! Это сколько, в 15 раз же?

— Калькулятор нужен.— Я подумал: «Нихрена себе жизнь! Поперло!» (смеется) Там уже наличку никто не давал: в «Маккаби» сразу карточку Mastercard сделали, все туда поступало. Не чувствовал, что такое деньги — привык, что в «Уралмаше» на руки все дают. На первые деньги с супругой пошли в магазин, купили себе кольца какие-то… Вроде обручальные! Но глобально не тратился. Сейчас читаешь — только деньги получат, а уже в ГУМ, ЦУМ бегут.

— До Израиля вы делили с будущей женой комнату в общежитии. А в Израиле поселились в пятикомнатной квартире. Как тут не зазвездиться?— Не сорвало крышу вообще. Все, кроме футбола, было не так важно. Хотя условия там реально топ были. Квартиру дали, машину, море рядом. Форма постиранная, чистая в раздевалке лежит! Не надо баул с вещами собирать, а потом самому стирать.

 — Как у вас были дела с языком?— Сразу дали справочник еврейский, основные термины футбольные выучил. Но в игре у тебя есть секунда: пока вспомнишь, что сказать хочешь, уже и момент пройдет. Забил я на это дело, на русском кричал. Все и так понимали. (смеется)

Знакомство с Горюновым, рекорды Веретенникова и отказ Лобановскому ради Волгограда

— Из «Маккаби» вы так устремились в «Ротор», что отказали Лобановскому. Как это так?— Слушай, сам не знаю. Мы встретились, пообщались. Лобановский сказал, что хочет меня видеть в Киеве. Рядом никого не было, кто подсказал бы. Может, испугался. Хотя многие мне говорят: «Отказать такому человеку — это дебилом конченым надо быть, ***** [блин]!» (смеется)

— Через сколько пришло: «Зря отказался»?— Ну я и не в Томск куда-нибудь переехал! Только «Ротор» составлял конкуренцию московским командам. И тут вопрос не в материальной составляющей. В Киеве я бы не меньше заработал, это точно.

Олег Веретенников — девятый номер— В Волгограде вы играли с Веретенниковым. Что тогда произошло между «Ротором» и «Уралмашем»?— Возможно, не договорился с уважаемыми людьми. Писали много, да и так все знают, что Олег пострадал в той ситуации, его избили. Ничего хорошего же в этом нет, так? Вот я и не стал дальше спрашивать.

— В сегодняшнем футболе Веретенников смог бы стать рекордсменом?— Однозначно!

— Где и когда познакомились с главным человеком в «Роторе» — Горюновым?— Звонил мне в Израиль: «Сыночек, давай к нам, хотим тебя в «Роторе» видеть. Все у тебя будет». Жене моей звонил: «Доченька, приезжай, Волгоград — город отличный!»

— Опишете Горюнова одним словом?— Хозяин. Он бредил «Ротором». Ни о чем, кроме этого, слушать не мог. И красный цвет, конечно: Горюнов его терпеть не мог из-за «Спартака». Вокруг базы был забор, его обрисовали. Появилось что-то красное. Так такая паника поднялась — Горюнов все заставил перекрасить! У Виталия Абрамова была новая БМВ — красная! Горюнов ему: «Еще раз на ней приедешь — заберу».

— Что при Горюнове было с деньгами?— Я приехал из Израиля, потренировался две недели и получил зарплату за месяц. Думаю: «Ну е-мое, мечта, а не команда! Как я раньше сюда не попал?» Но в следующий раз только на сборах в Германии заплатили. Марками!

— Эта ситуация мешала сконцентрироваться?— Отвлекало, конечно. У всех семьи, дети, а все друг у друга деньги занимают.

Работал с Байдачным и Эшуортом — каково это?

— «Ростов» расплатился за ваш переход из «Ротора» комбайнами — это ведь идея Горюнова?— Ну дали бы деньгами — пошел бы на них комбайны купил. Какая разница? У человека совхозы. Сам из прессы только узнал, что меня с Нечаем тогда за комбайны продали. Ну и замечательно! Хоть за пшеницу, мне какая разница?

— Не обидно, что с вами так поступили? Вы же не планировали идти в «Ростов».— У меня еще год контракта был. Приезжаем со сборов, а мне объявляют: «Через день за тобой приедут из Ростова». Для меня это дико было, я не понял, что произошло. Шох мне говорил: «Миш, чисто политически так надо было. Ты не переживай, там шикарная команда, с ногами-руками тебя забирают».

— Тогда же в вашей жизни появился Байдачный. Что он за тренер?— Тренер-огонь! Истерика, паника, истории — с ним не соскучишься! Радуется — и резко кричит! Человек-эмоция.

Или вот: выезд, а Байдачный на самолетах не летает. Всю Россию на машине объездил — это же умудриться надо!

Анатолий Байдачный

— Аэрофоб?— Ага. Один раз только видел, чтобы он на самолете летал. В Грозный. И то на обратном пути в нас врезалась машина, которая грузит багаж в самолет. И прямо в его сторону — все стекла на Байдачного! Все полосы свободны, аэропорт пустой, а он врезается в нас — и именно в ту сторону, где стоял Байдачный. Что там происходило — это надо было видеть!

 — Нужна еще история с Байдачным.— Приехали на Кубок в Новотроицк. Гена Тумилович в воротах, я дубль оформил — а все равно 2:3 проиграли. Николаич после игры заходит в душевую. Начинает головой об стенку биться: «Ну как можно было так проиграть?!» На таких эмоциях был, что не заметил, как лоб в кровь разбил!

— Сильно.— Да, говорю, интересный дядька. Приезжаем на сборы в Турцию. Шикарный отель, сидим, обедаем. Байдачный — администратору: «Принеси мне папайю!» Только папайи не оказалось. Байдачный скандал закатил: «*** [блин], что за гостиница! Куда вы нас привезли? Ничего здесь нет!» Ему объясняют, что есть все фрукты, кроме папайи — а Николаич опять: «Все, съезжаем отсюда, все плохо!» Панику на ровном месте мог поднять, в любой ситуации.

— Каким запомнили в «Ростове» Пола Эшуорта?— Профессионал. В моей карьере это первый тренер-европеец, пусть и пробыл в «Ростове» он всего ничего. За день до игр уже составы объявлял. Привыкли, что это говорят за час до игры. А когда объявляют за сутки — те, кто не в составе, хрен пойми чем могли заняться.

— Ваша реакция, когда Эшуорт оказался на посту спортивного директора «Спартаке»?— Абсолютно никакой! Там их в год по три-четыре меняют, так что без разницы — Эшуорт Пол у них или Рассел Кроу. Или Мел Гибсон. Лишь бы профи.

«Когда вы играли, я маленький был, на трибунах наблюдал за вами». А выглядит как я! «Твою мать, сколько же тебе лет-то!»

— Босс «Ростова» Саввиди снял вас с самолета из-за того, что вы не хотели переподписывать контракт. Почему не хотели и как в итоге согласились?— У Ивана Игнатьевича есть только одно мнение — его. Он предлагал условия, на которые я идти не хотел. В итоге все-таки подписали на моих. А тогда — ну снял с самолета и снял, что уж.

— Очень буднично вы это рассказываете.— Ха-ха, не думаю, конечно, что кого-то снимают с рейсов из-за такого. А сейчас ведь как? Еще играть не научился, а агент уже есть. Вот был бы у меня тогда агент — и случая с самолетом бы не произошло!

— И Лобановскому не отказали бы.— Вот именно.

— Саввиди можно сравнить с Горюновым?— Тоже хозяин. Все время футбол с табачной фабрикой своей сравнивал. А футболистов — с ее работниками.

— О фанатах. Как-то после ростовского дерби вы пнули майку с «понями» (издевательское прозвище СКА. — Sport24). Вам за это сейчас неудобно?— Нет. Я много раз общался с фанатами СКА после этого. Они мне объясняют: «Так нельзя. Мы ведь тебя уважали». «Слушайте, — отвечаю, — я вас обидеть ничем не хотел. Это дерби! Мы победили, эмоции кипят. Вы сами вспомните, что на трибунах творили!»

— Слышал, за это вам пришлось забрать сына из академии Понедельника.— Да хорош. Я забрал, потому что посчитал нужным отправить его в академию «Ростова». Чистое совпадение.

— Вы культовый игрок для ростовского футбола. Самое яркое проявление фанатской любви?— Я уходил в 2009-м. Ко мне обратились фанаты, сильно просили остаться. Говорят, даже на демонстрацию готовы были идти! Я просил: «Ребят, прекратите. Сердце мое здесь, а куда жизнь заведет — кто его знает».

Плюс я же не по своей воле ушел. Руководители сказали, что больше не хотят со мной сотрудничать. Меня позвали в «Урал». Контракт на два года, я один отыграл — и ушел. Тяжело: семья-то вся в Ростове осталась.

Приехал обратно, немного поиграл в новочеркасском МИТОСе, на область. Потом Арташес Арутюнянц устроил в футбольную школу в Новошахтинске. Три года по 70 километров ездил туда-обратно.

— На ростовских улицах узнают же?— Везде встречают, фоткаются! Больше всего нравится, когда человек подходит со словами: «Блин, когда вы играли, я маленький был. На трибунах наблюдал за вами». А выглядит как я! Думаю: «Твою мать, сколько же тебе лет-то!»

Воссоединение с «Ростовом», сумасшедший матч с «МЮ», дети

— Изначально в «Ростов» вы вернулись как специалист по работе с болельщиками. Самая необычная история, которая с вами успела тогда произойти.— Пришел, а через пару дней — матч с «Манчестер Юнайтед». 300-400 тысяч хотели на матч! Болельщики достали: «Миша, где билеты?» «Вы травите?» — отвечаю. — «Откуда я знаю, у меня самого билета нет!»

— Потом вы перешли в молодежку «Ростова». Кто из той команды заиграл?— Руслан Фищенко сейчас в Первой лиге, играл у Алексея Стукалова в «Уфе» (в декабре перешел в «Родину». — Sport24). Малой мой в «Космосе» долгопрудненском (речь о 21-летнем сыне Осинова, тоже Михаиле. — Sport24). В основном все во Второй лиге ковыряются.

— Не обидно за них?— У всех свой путь. Раньше было много легионеров, молодому в состав было почти не попасть. Уверяю: если бы иностранцы не уехали, ни один человек из той молодежи, которая сейчас играет, не играл бы.

— Осинов-младший часто играл при вас?— Всегда. Забивал за сезон по 9-10 мячей, по 13-14 голевых отдавал. Папа на поле же не выходит? По Мише звонил ЦСКА, предлагал хорошие деньги, «Ростов» отказался. Такой интерес о чем-то же говорит? Ничего, как полагается, пройдет все этапы, на все посмотрит.

Честно: когда у нас Шомуродов с Ионовым впереди бегали, исландцы все были — где бы молодежь наша играла? Тот же Глебов. Тяжело Данилу было бы конкурировать с Норманном.

— Не могу не спросить и о вашей дочери, бывшей подруге Ивана Игнатьева. Арина поступила на учебу в Казань ради него?— Ну да, любовь зла. Из-за него туда поехала.

— Я слышал, ради Арины Игнатьев гонял из Казани в Ростов во время изоляции.— Приезжал, но не помню, когда. Если во время карантина, то это дурость: вся команда сидит, а ты катаешься где-то. Не от большого ума.

— Арина в соцсетях говорила, что у нее из-за Ивана были проблемы (пара рассталась осенью 2021-го. — Sport24).— Я с ней каждый день на связи, ничего такого не помню. Возможно, у самого Ивана были проблемы. С чем-то. Я с Игнатьевым общался, да: «Ты понимаешь, что ты делаешь? Ты если дружишь с девочкой, любишь ее, так дорожи ей. А у тебя крышу рвет. Мамы не стало у тебя, да, но Арина есть, будь рядом с ней, она тебя поддерживает всегда». «Да-да, я понимаю».

До поры до времени работает, потом опять «крышу рвет». Что поделаешь?

— «Ростов» много жалуется на Fan ID. Сам этот вопрос решаемый?— На уровне руководства надо общаться. Узнать, для чего и для кого они сделали. Чтобы не было беспорядков? У нас их и так не бывает. У нас стадион к чемпионату мира сделан — тебя на входе уже миллион раз сфоткали, увидели, кто ты.

Логистика хрен поймешь какая, на автобусах-поездах на игры едем. Так тут еще и народ на игры не ходит. «Шикарный» чемпионат!

— В этом чемпионате «Ростов» идет в топ-3. Запрыгнули выше головы?— Никто не сказал бы в начале сезона, что «Ростов» будет в одном очке от второго места и в шести — от первого. Если наших футболистов в другую форму переодеть и спросить у болельщиков, кто это играет, многие по стилю поймут, что это мы.

— В вас еще живет футболист?— Живет. Наверное, это плохо. Чтобы стать тренером, нужно убить в себе футболиста. А он, зараза, сидит во мне.

Похожие новости

Последние новости

Обо мне

Rick Sanchez Автор Daily Sport Logo Футбол Сегодня

Rick Sanchez

Автор

Есть какие нибудь вопросы? Я могу ответить на них.

author@dailysport.news

Хотите заказать рекламу на сайте? Напишите нам!

Заказать рекламу

Получить каждую новость

Мы не будем заниматься спамом

Подписаться

НАВЕРХ